О Храме

562222

Сохранившаяся до наших дней церковь св. Алексия, митрополита Московского, находится на углу Николоямской и Малой Алексеевской улиц, близ Рогожской слободы и прямо напротив местного храма св. Сергия Радонежского в Рогожской слободе.

Это одна из самых красивых и легендарных московских церквей, посвященных святителю Алексию. По преданию, она была построена на том месте, где когда-то стояла его палатка, откуда московский первосвятитель наблюдал за строительством Спасо-Андроникова монастыря, основанного по его обету в 1361 году за чудесное спасение во время шторма. Есть и другая версия, что в этой палатке остановился сам преподобный Сергий, тоже следивший за возведением монастыря, где первым игуменом был назначен его любимый ученик св. Андроник. Однако церковь была основана в исторической местности, тесно связанной с жизнью и деятельностью св. митрополита Алексия и в память о нем.

Святитель Алексий родился в Москве в 1292 году в семье боярина Федора Бяконта и в 1320 году принял пострижение в московском Богоявленском монастыре в Китай-городе. Он приложил много сил и стараний для победы Руси над татаро-монголами, для объединения русских княжеств вокруг Москвы и сплоченного национального отпора иноземным завоевателям, и в то же время — для налаживания мирных дипломатических отношений с Ордой.

Авторитет святителя был велик и там. Как известно, в 1357 году, когда у татарского хана внезапно ослепла жена, Тайдула, он вызвал в Орду именно Московского Митрополита Алексия и попросил исцелить супругу. За чудесное излечение, совершенное по молитве, прозревшая Тайдула подарила святителю ханскую землю в Кремле, на которой он основал и другой московский монастырь, Чудов.

Там святитель и был похоронен после смерти, последовавшей 12 (25) февраля 1378 года. После сноса Чудова монастыря большевиками его святые мощи передали в Елоховский Богоявленский собор, где они покоятся ныне.

Главный престол посвятили чудотворной Феодоровской иконе Божией Матери

Однако в честь святителя Алексия в московской церкви на Николоямской был освящен, по традиции, придел, а главный престол посвятили чудотворной Феодоровской иконе Божией Матери, покровительнице Дома Романовых. Это единственная сохранившаяся московская церковь, освященная во имя древней православной русской святыни.

Эта икона, написанная, по преданию, еще самим евангелистом Лукой, первоначально находилась в Городецком Феодоровском монастыре близ Нижнего Новгорода, где стояла в соборном храме св. Феодора Стратилата. При нашествии Батыя жители бежали из разоренного городка и не успели взять с собой чтимый образ.

Однако икона вновь явилась сама в 1239 году костромскому князю, который, охотясь в лесу, вдруг увидел ее на дереве. И оказалось, незадолго перед тем жители Костромы видели, как незнакомый человек в богатой воинской одежде шел по городу и нес эту икону на руках — человек этот был очень схож с св. Феодором Стратилатом, как он изображается на иконах.

Чудесно явленная икона была с благоговением поставлена в костромской храм — вновь во имя св. Феодора Стратилата, отчего и стала называться Феодоровской. Один из ее праздников приходится на 29 августа нового стиля в память о ее чудесном явлении и обретении.

Вскоре было явлены и другие чудеса от Феодоровской иконы. Когда татары устремились на Кострому, от образа произошло сияние, и огонь этот пожег вражеские полчища, обратившиеся в паническое бегство. А затем церковь сгорела, и люди видели чудотворную икону, поднявшуюся над пламенем — пав на землю, они слезно молили Богородицу не оставить их без Покрова. Тогда икона опустилась на землю и стала посреди площади, где для нее выстроили новый каменный храм.

И еще Феодоровская икона была моленным образом отца Александра Невского, князя Ярослава, который при крещении получил имя Феодора.

А в марте 1613 года инокиня Марфа благословила ею своего сына, Михаила Романова, на царство. Он долго не соглашался взойти на русский престол, и тогда архиепископ взял в руки эту икону и вместе с матерью будущего царя молвил ему: «Если не склоняетесь на милость ради нас, то послушайтесь ради чудотворного образа Царицы всех». И когда Михаил согласился, то мать его пала перед образом на колени и со слезами молилась перед ним: «Се Тебе, Пречистая Богородица, предаю чадо свое. По воле Твоей устрой полезное ему и всему православному христианству».

Отсюда другой праздник Феодоровской иконе в память об избрании царя был установлен 27 марта по новому стилю. И семья Романовых украсила чтимый образ богатыми дарами и драгоценностями.

Вот так, неприметно, хотя и в центральной части Москвы, притаилась скромная церковь, связанная со столь значимыми событиями и лицами русской истории.

Изначально деревянная, она была выстроена только в начале XVII века как обыкновенная приходская церковь для местного населения государевой слободы, названной по церкви Алексеевской. Так, строительством слободского храма именно здесь, напротив Спасо-Андроникова монастыря и на месте легендарной палатки его основателя почтили память московского святителя. Более того, жителями слободы были черные тяглецы, то есть обязанные к исполнению государственных повинностей. Может быть, именно поэтому главный престол храма был посвящен покровительнице правящей царской династии России.

Кроме слободы, церковь дала старомосковское имя двум прилегающим к ней улицам — Большой и Малой Алексеевской. В советское время они были переименованы в Коммунистические улицы, потому что именно здесь, на Большой улице, в Октябре 1917 года действовали райком партии, Совет рабочих депутатов и Военно-Революционный Комитет Рогожско-Симоновского района.

А Николоямская улица, на которой стоит Алексеевская церковь, была названа так по другому местному храму, разрушенному после революции — св. Николая Чудотворца, «что в Ямах», то есть в ямской слободе, устроенной тут Борисом Годуновым. В Ульяновскую же ее переименовали еще при жизни Ленина.

В самой древности, до XV века, все эти земли принадлежали Спасо-Андроникову монастырю. Потом великий князь Иван III забрал их себе и разбил тут свои излюбленные сады. И где-то здесь в начале XVII века войска Шуйского бились с поляками, а с 1671 году в этой местности поселились московские стрельцы — и все это было задолго до устроения здесь старообрядческого центра. Даже когда тут обосновались старообрядцы близ своего Рогожского кладбища, с ними тесно соседствовало православие — тому свидетели и Алексеевский, и Никольский, и Сергиевский, и Мартиновский храмы, и церковь Василия Исповедника, о которой пойдет речь в мартовской публикации.

Взамен первой деревянной Алексеевской церкви начала XVII века каменный храм был выстроен почти столетие спустя, в ранее петровское время.

А в середине XVIII столетия, при императрице Елизавете гениальный архитектор Дмитрий Ухтомский выстроил здесь ныне существующее здание Алексеевского храма, дожившее до наших дней в развалинах. Кто бы знал, что до революции эту церковь считали лучшим и классическим образцом архитектуры московского елизаветинского барокко. Чтобы представить, как она выглядела (и какой будет после современного ремонта) стоит только вспомнить, что этот же мастер построил знаменитую барочную колокольню в Троице-Сергиевой Лавре и Красные ворота в Москве, увы, теперь известные нам только по фотографиям. И почти напротив Алексеевской церкви, на той же Николоямской улице князь Ухтомский перестроил из древних палат дом купца Федора Птицына — одно из самых красивых сооружений на этой старинной московской улице.

И интерьер лучшего образца московского елизаветинского барокко оставил о себе воспоминания. Богатым, позолоченным и со стороны алтаря барочным иконостасом, в котором были ценные иконы Новгородского письма XV — XVI в.в., восторгался Аполлинарий Васнецов. Более того, даже позднюю настенную роспись XVIII столетия он считал произведением искусства

Еще одной достопримечательностью Алексеевской церкви был древний крест над ее центральной главой — он был перенесен туда с первого, разобранного храма. А в 1747 году, когда Ухтомский начал строительство этой церкви, при ней была устроена богадельня на 10 прихожанок, где помимо квартиры, старушки получали еще 7-8 рублей на руки ежемесячно. Разумеется, что средства на храм и на благотворительность собирали его прихожане — а православный приход этой церкви был замечательный. Достаточно только назвать имена Алексеевых и Челышевых.

Алексеевская церковь, поновленная в 1898 году, была ограблена весной 1922 года и спустя восемь лет закрыта. В 1931 году ее начали ломать, но, к счастью, не сломали, хотя снесли колокольню до второго яруса, барабан с главой и крестом — тем самым, древним. В полуразрушенном здании с трубами и уродливыми навесными лестницами трудно было угадать церковь, — в нем работал завод, потом ремонтно-строительное управление.

А в годы перестройки вновь заговорили о лучшем московском памятнике елизаветинского барокко. И появились планы устроить тут заповедный островок вкупе с соседними старинными усадьбами на Николоямской. Потом пошли слухи о том, что здесь разместится культурный центр посольства Франции, но в итоге на свободной площади выстроили банк, а Алексеевскую церковь вернули верующим, и начался титанический труд ее восстановления.

По материалам Елены Лебедевой на сайте Православие.Ру